Самая главная ценность для человека — здоровье

частная медицина

В сравнении с этой категорией все остальные отходят на второй план. И если раньше у пациента не было вариантов — где лечиться, то медицина сегодняшнего дня дает нам возможность выбирать: пойти в государственную больницу или к частному доктору. А это значит, что выбор врача на сегодняшний день становится важнейшей задачей. Ведь от этого выбора зависит здоровье человека, а порой и жизнь. О выборе врача, о новых технологиях в медицине, а также о планах на будущее наш разговор с руководителями «Клиники Новых Технологий» Сергеем Геннадиевичем Вахрушевым и Виталием Ивановичем Кольгой.

«Для врача важна внутренняя порядочность»

— Скажите, пожалуйста, какие главные качества должны быть у хорошего врача?

Сергей Вахрушев (С.В.): — Хороший доктор сострадает пациенту. Это чувство не растрачивается у него с годами. Приходя к врачу, вы должны видеть не потухший взгляд, а внимание и сочувствие. Врачебный опыт дело наживное для специалиста, стремящегося к самосовершенствованию. Сострадание же к пациенту чувство, которое должно быть изначально.

Виталий Кольга (В.К.): — Вы знаете, с годами приходишь к выводу, что главное качество врача — это внутренняя порядочность. И этому нельзя научиться. Глупо думать: «Вот я получу диплом и стану порядочным, внимательным врачом, с чувством сострадания к ближнему». Нет, так не получится. Одним людям дано врачевать, другим нет. И если не дано, то лучше покинуть специальность. Мы с Сергеем Геннадиевичем выбрали хирургию — передовое направление медицины, где внутренняя порядочность врача особенно востребована. Когда берёшь в руки скальпель, важно не потерять чувство сострадания к пациенту, сочувствия к его боли. Одним словом, не очерстветь. И Когда, по первому же взгляду в глаза врача, пациент интуитивно понимает, можно ли довериться этому человеку в белом халате.

— В таком случае дайте, пожалуйста, совет читателям «Комсомолки», как выбрать доктора, на что ориентироваться?

С.В.: — На человечность. Хороших врачей в нашем городе много, перечислить всех в рамках статьи просто невозможно. Пациент должен доверять своей интуиции. Если доктор сразу предлагает вам лечь на операционный стол, стоит задуматься о его компетенции. Мы всегда говорим своим пациентам: «Посоветуйтесь с другими специалистами, поинтересуйтесь, узнайте, выберите, что вам больше подходит». У человека всегда должен быть выбор!

— Неужели так и говорите своим пациентам?!

С.В.: — Конечно. Мы же понимаем, что человек решается на серьезный шаг, и он должен сделать его с убеждением, обдуманно. Если у него есть хотя бы тень сомнения, мы беседуем с ним, объясняем, ждем, чтобы он определился в своем выборе.

«Мы — логичное продолжение государственной системы»

— С развитием частной медицины не утихают споры: «А могут ли вообще в России быть платные клиники, частные врачи?» Есть мнение, что в нашей стране медицина должна оставаться в руках государства. Что вы думаете по этому поводу?

С.В.: — Частная медицина имеет право быть. Но только в руках у порядочных людей. Впрочем, как и любая другая отрасль. Именно поэтому она в нашем государстве достаточно жестко регламентируется и контролируется, и это правильно. Чтобы открыть даже амбулаторный кабинет, нужно пройти массу разрешительных процедур. И еще, в последние годы государственная система здравоохранения стала намного сильнее, она сейчас серьезно финансируется. Мы постепенно приближаемся к системе, в которой будут работать механизмы конкуренции частной и государственной медицины, и это нормально.

В.К.: — А я задам встречный вопрос. Почему частную и государственную медицину пытают-ся противопоставить?! Мы все дела¬ем одно дело: лечим людей. Мы — логичное продолжение государственной системы. Лечение всегда проходит комплексно: к нам приходят пациенты из больниц, мы проводим необходимое лечение. Мы также направляем наших пациентов в государственные медицинские учреждения. Просто мы с Сергеем Геннадиевичем смогли выделить медицинскую помощь по нашим специальностям в отдельную структуру и работать в ней мобильнее, не более того.

— В чем тогда отличие государственной системы здравоохранения и частной?

В.К.: — В частной медицине больше присутствует индивидуальная, личностная ответственность. Ведь у нас нет приписанного населения, к нам люди идут по «сарафанному радио». Пациенты, которым мы помогли, рассказывают о нас друзьям, знакомым, пишут отзывы на сайтах в Интернете.

— Но ведь есть же направления, которые могут быть только у государства?

В.К.: — Конечно. К примеру, это кардиохирургия, нейрохирургия, онкология, туберкулез, гематология, родовспоможение. Вот это нельзя отдавать в частные руки.

— А вообще, медицина и бизнес — вещи совместимые?

С.В.: — Отвечу так. Бизнес во многом оголяет все чувства и ощущения. У человека появляется искушение, а это самое тяжелое испытание. Не каждый в состоянии вынести эту ношу. Как говорят, свобода — это осознанная необходимость. И вот тут вступают в силу внутренние рычаги. У кого они есть, сможет стать хорошим врачом хоть в государственной больнице, хоть в частной.

«Будущее за хирургией одного дня»

— Первое, что я узнала о Клинике Новых Технологий несколько лет назад, — это то, что здесь помогают больным с лор-заболеваниями. А что является основным направлением вашей работы?

С.В.: — Их два. Отоларингология: взрослая, детская, амбулаторная, хирургическая, а также сосудистая терапия, хирургия, склеротерапия. Я — отоларинголог, Виталий Иванович — сосудистый хирург. Это то. что мы знаем хорошо. Сейчас многие в частной медицине пытаются открыть как можно больше направлений. Однако неоправданная «универсальность» частной клиники затрудняет организацию чёткой работы врачей. Человек же приходит в частную медицину, чтобы получить высокопрофессиональную помощь без беспокойства об организации процесса. Мыс коллегой гарантируем, что по этим двум направлениям он ее получит.

— Насколько я знаю, у вас даже стационар есть?

С.В.: — Ничего необычного, для хирургии это обязательно. После операции человек должен какое-то время спокойно отдохнуть. Мы минимизировали пребывание наших пациентов в стационаре. Наша задача — снизить дискомфорт в послеоперационном периоде, сократить боль и неприятные ощущения.

В.К.: — Уточню, наша клиника — это «клиника без боли». Сейчас очень популярны термины «офисная хирургия», «хирургия одного дня». Когда человеку сделали операцию, он немного полежал и пошел домой. Весь мир сегодня к этому стремится, почему и появились эндоскопы — инструменты, позволяющие нехирургическим путем увидеть органы человека. Ведь по большому счету мы чувствуем не то, что нам сделали в организме, а то, как туда проникли. А наши пациенты порой даже не верят, что операция уже закончена, просыпаются от наркоза и спрашивают: «Ну что, когда начнем?»…

— За окном декабрь, время не только подводить итоги, но и планировать будущую работу. Поделитесь, пожалуйста, вашими ближайшими планами.

В.К.: — Мы говорим о медицине, по¬этому главное — это все-таки здоровье. Только здоровый человек сможет передать другому свои силы, знания и опыт. Наш опыт нельзя «спрятать» в карман, унести с собой, его можно только отдать преемникам, чтобы потом пациентам было к кому пойти! Кроме этого, мы будем внедрять все новые технологии, которые появляются на рынке, чтобы наши операции стали еще более щадящими и безболезненными.

С.В.: — Есть такое понятие — «Телемедицина». Она дает возможность на расстоянии консультировать сложных пациентов с помощью ведущих специалистов края. Каким образом? Представьте себе, что человеку, допустим, из Енисейска нужно пройти какое-то обследование. Но приехать в Красноярск в данный момент он не может. Он приходит в свою поликлинику, и там с помощью эндоскопа его обследуют. А мы в Красноярске в режиме «онлайн» (реального времени) наблюдаем за ходом обследования, видим на экране проблемные органы, задам вопросы, уточняем, ставим диагноз. Мы уже начали работать таким образом с Ангарском. Главный врач одной из больниц города приезжал к нам, чтобы частной клиники и государственной больницы и помочь людям, которые, возможно, никогда не смогли бы обследоваться на таком высоком уровне.

— И последний вопрос. Если бы не медицина стала вашей специальностью, то что?

В.К.: — Я в детстве все время что-то чинил, раскручивал. Все думали, что я свяжу свою жизнь с техникой, ста¬ну инженером-механиком. А у меня всегда было ощущение, что я пойду только в медицину. Мой отец был доктором, и я понимал, что человек — это самая сложная и непредсказуемая машина. Вот в ней бы разобраться!

С.В.: — Вы знаете, у меня было много вариантов, но медицины среди них не было. Однако судьба сложилась так, что я стал медиком. Наверное, что-то изнутри подсказало. Сейчас понимаю, что по-другому и быть не могло.